Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг считает, что нынешний момент является самым опасным со времен окончания холодной войны. Соответствующее заявление он сделал в опубликованном в среду интервью газете El Mundo. "Сейчас мир гораздо более непредсказуем, что требует от нас возможности реагировать на угрозы, исходящие из разных направлений одновременно", — отметил генсек альянса.

 По его словам, "в глобальном масштабе это самый опасный момент, по крайней мере после окончания холодной войны". "Существует много различий между угрозами [альянса]", — подчеркнул Столтенберг.

Он отметил, что среди членов НАТО и "в прошлом были разные видения [по ряду вопросов], но каждый раз мы были в состоянии договориться". "Я не говорю, что сегодня не существует серьезных разногласий, но исторический урок состоит в том, что в итоге альянс выполняет главное обязательство: оборона, — подчеркнул Столтенберг. — Без сомнения, сегодня мы видим разногласия в отношении торговли, изменения климата, иранского соглашения, но в то же время атлантическое сотрудничество сильнее, чем два года назад".

Комментируя встречу президента США Дональда Трампа и лидером КНДР Ким Чен Ыном, генсек заверил, что НАТО поддерживает "любые усилия, направленные на достижение необратимой денуклеаризации Северной Кореи". "Но важно сохранять санкции, пока мы не увидим реальные изменения в их [КНДР] поведении, — считает Столтенберг. — Мы надеемся, что эта встреча станет первым шагом в процессе, который приведет к денуклеаризации". "В течение многих лет мы видели, как трудно достичь соглашения с Северной Кореей, который затем она будет соблюдать".

"Россия знает, что мы никогда не допустим ничего подобного с членом НАТО, что произошло в Крыму, — утверждал генсек. — В то же время мы даем понять, что не хотим новой холодной войны или гонки вооружений. Россия — это наш сосед, поэтому мы продолжим стараться улучшить отношения".

Столтенберга спросили, как можно толковать тот факт, что он никогда не виделся с президентом России Владимиром Путиным. "Я встречался с ним в качестве премьер-министра Норвегии, — объяснил он. — Тот факт, что я этого не сделал в качестве генерального секретаря, свидетельствует о сложных отношениях, которые у нас сейчас. Я вижусь с министром [иностранных дел России Сергеем] Лавровым, что очень полезно".